Jainworld
Jain World
Sub-Categories of ИСТОРИЯ ДЖАЙНИЗМА
Введение.
Источники.
Легендарная история.
Жизнь Паршвы.
Жизнь Махавиры.
  Джайнская община после Махавиры.
  Распространение джайнизма: ранний период.
  Расколы.
  История дигамбаров.
   Япания.
  Шветамбары.
  Эпилог.
  каноническая литература шветамбаров.
  каноническая литература дигамбаров.
  тиртханкары
  стхавиравали Кальпа-сутры.ch16.asp
  стхавиравали Нанди-сутры.
  паттавали согласно традиции Брихат-кхаратарагаччхи.
  паттавали дигамбаров.


Ашим Кумар Рой. 

ИСТОРИЯ ДЖАЙНИЗМА.  

ДЖАЙНСКАЯ ОБЩИНА ПОСЛЕ МАХАВИРЫ. ВЕРСИЯ ШВЕТАМБАРОВ.            

Насколько нам известно, зона распространения джайнизма в первые один-два века после Махавиры была ограничена тем регионом, в пределах которого он проповедовал. Главный ученик Махавиры Судхамма унаследовал от него должность главы общины. Позднее его имя было санскритизировано в �Судхарма�. Считается, что Махавира имел одиннадцать главных учеников, называемых ганадхарами. Девять из них умерли ещё при жизни Махавиры и лишь два: Судхарма и Гаутама Индрабхути, говорят, пережили его. Но о прочих десяти ганадхарах, помимо Судхармы, мы не знаем ничего, потому их историчность находится под вопросом. Вполне понятно, однако, что для истории джайнизма не будет иметь какого-либо значения подтверждение факта их существования: эти десять ганадхаров не оставили преемников и, насколько нам известно, не внесли никакого вклада в развитие джайнизма после Махавиры.            

С другой стороны, Судхарма был важной фигурой. Многие из учений Махавиры известны нам именно в той версии, в которой Судхарма передал их своему главному ученику Джамбусвами. Многие диалоги в джайнских канонических работах начинаются словами Судхармы: �Итак, Джамбусвами��           

Судхарма пережил Махавиру на двадцать лет. Считается, что он достиг всеведения двенадцать лет спустя после нирваны Махавиры, после чего прожил ещё восемь лет, достигнув к моменту смерти столетнего возраста. Джамбу, его главный ученик, унаследовал от него понтификат. Прабхава, главный ученик Джамбу, наследовал ему 44 года спустя. Таким образом, в течение нескольких поколений высший титул и власть в джайнской общине передавались от учителя к ученику.            

Необходимо отметить, что вышесказанное соответствует традиции шветамбаров. С другой стороны, некоторые дигамбары утверждают, что первыми двумя наследниками Махавиры были Гаутама и Лохачарья, а Джамбу наследовал Лохачарье. Другие дигамбары считают, что Судхарма наследовал Гаутаме, а Лохачарья просто было другим именем Судхармы. Однако в обзоре джайнской истории нам придётся опираться на версию шветамбаров, поскольку дигамбары не написали вообще никакой истории общины: за исключением некоторых паттавали и надписей мы не знаем никакой их версии истории джайнизма в течение нескольких столетий после Махавиры.            

Перечень наследников Махавиры по версии шветамбаров даётся в Кальпа-сутре, в главе, известной как �Тхеравали� (или �Стхавиравали�

[1]), а также в двух других канонических работах. Перечень патриархов, приведённый в тех двух сутрах, соответствует версии Кальпа-сутры вплоть до Махагири и Сухасти: пары патриархов восьмого поколения после Махавиры. Начиная с того момента последовательность распадается на два варианта, один из которых начинается с Махагири, а другой - с Сухасти. Первой версии следуют Нанди-сутра и Авашьяка-сутра, вторая приводится в Кальпа-сутре. Обе линии полностью независимы друг от друга и не имеют ни одной обще фигуры. Почти все из тех, кто встречается в древних легендах (катханака), принадлежат к линии Сухасти. Насколько известно автору, существует лишь одна легенда, связанная с одним из членов линии Махагири, а именно Мангу (см. Абхидханараджендра-коша, �Мангу�)[2].  

Таким образом, для всех практических целей, по крайней мере в том, что касается шветамбаров, самым аутентичным будет перечень, приводимый в Кальпа-сутре. Кальпа-сутра, однако, не даёт какой-либо информации о патриархах джайнизма, помимо их перечисления. Всё это содержится в Стхавиравали (иначе �Паришиштапарван�) Хемачандры и в последней части Катхавали Бхадрешвары: капитальной прозаической работы на пракрите. Обе эти работы представляют собой мифологические истории или, скорее, агиографии, поскольку они предлагают по большей части легенды, связанные с жизнями этих патриархов и современных им царей. История джайнской общины, приведённая ниже, основывается в основном на Стхавиравали Хемачандры. Большая часть этого произведения описывает благодеяния, совершённые ими в предыдущих воплощениях, за которые они были вознаграждены святостью жизни в настоящих рождениях. Также описываются политические события их времени, особенно в связи с влиянием, которое джайны оказали на указанные события. Такие описания представляют собой общий интерес. 

(Возможно, эти события описываются в таком виде, в каком их хотели бы видеть джайны, а не так, как они произошли в действительности.)           

Первыми шестью патриархами после Махавиры были следующие: 

1.Судхарма.

2.Джамбу.

3.Прабхава.

4.Шайямбхава.

5.Яшобхадра.

6.Бхадрабаху и Самбхутавиджая. 

Судхарма. 

�Судхарма присоединился к общине в возрасте пятидесяти лет; тридцать лет он был учеником Махавиры, а через двенадцать лет после его смерти достиг всеведения. Он умер восемь лет спустя, завершив свою столетнюю жизнь�.  

Джамбу. 

�Наследником Судхармы был Джамбу. Рассказывают, что однажды Судхарма, окружённый своими учениками: Джамбу и прочими, прибыл в Чампу и остановился вне города. Как обычно, собралась толпа, чтобы послушать его проповедь. Царь Куника (Аджаташатру), увидев толпу, тоже пришёл послушать. Когда проповедь подошла к концу, царь спросил Судхармы, кем был Джамбу, поскольку царь был поражён красотой внешности Джамбу. Судхарма рассказал царю его историю и предсказал, что он будет последним кевалином. После него никто не достигнет таких стадий сверхъестественного знания, как манахпарьяя[3] и парамавадхи[4]; джина-кальпа[5] будет оставлена вместе с другими священными учреждениями и практиками, в то время, как святость людей на земле будет всё более и более уменьшаться�.            

Здесь, возможно, мы видим первый намёк на раскол между шветамбарами и дигамбарами. Дело в том, что одна из практик джина-кальпы - полная обнажённость монахов. Шветамбарские монахи оставили эту практику и следуют той, которая известна как стхавира-кальпа. Интересно то, что имя Прабхавы - наследника Джамбу, который, предположительно, следовал стхавира-кальпе, не обнаруживается ни в каких перечнях патриархов, приводимых дигамбарами.            

Прабхава. 

�Джамбу достиг освобождения 64 года спустя после нирваны Махавиры, назначив Прабхаву из рода Катьяяны видимым главой общины�.  

Шьямабхава. 

Шьямабхава родился иноверцем и поначалу изучал ведическую религию под руководством своего гуру. Как-то раз он встретил двух монахов, которые сказали: �Ты не знаешь истины�. Это взволновало его ум и через несколько дней, распрощавшись со своим гуру, он отправился на поиски тех монахов. В конце концов он пришёл к Прабхаве и попросил наставления в джайнской религии. Прабхава объяснил ему пять обетов джайнов и, когда Шьямабхава отверг свои прежние взгляды, он был посвящён в монахи и стал ревностным аскетом. Он изучил 14 текстов Пурва и ста главой общины после смерти Прабхавы.  

Как была написана Дашавайкалика-сутра. 

Когда Шьямабхава принял посвящение, он оставил молодую жену. Эти обстоятельства поставили женщину в весьма бедственное положение, и люди спрашивали её о том, нет ли какой-то надежды на потомство. Она ответила на пракрите �манаям�, что значит �немного�. Потому мальчика, которого она родила, назвали �Манака�. Когда Манаке исполнилось восемь лет, он понял, что его мать одевалась не так, как вдовы, и спросил её о том, кто его отец. Тогда он и узнал, что его отцом был Шайямбхава, который принял монашество до его рождения и больше никогда не возвращался. Манака, в тайне тосковавший по отцу, оставил мать, и пошёл в Чампу. Там он встретил своего отца, но, поскольку не смог узнать его, то спросил у Шьямабхавы о своём отце, у которого он хотел бы принять посвящение. Тогда Шьямабхава выдал себя за самого лучшего друга его отца, в отсутствие которого он мог бы посвятить Манаку. Манака согласился, и Шайямбхава посвятил его в монахи, не объяснив связи, существовавшей между ними. С помощью своего сверхъестественного знания Шьямабхава понял, что его сын умрёт в пределах полугода. Поскольку времени было слишком мало, чтобы освоить всё учение в полном виде, Шьямабхава сжал его суть в десять лекций, которые он составлял во второй половине дня. Поэтому его работа и называется �Дашавайкалика�. Манака выучил Дашавайкалика-сутру и, таким образом, получил хорошее наставление в своей религии. Когда прошло полгода, и он умер, Шьямабхава так сильно оплакивал смерть сына, что его ученики были не в состоянии понять причину его печали, казавшейся столь необычной для отвергшего мир монаха. Тогда он рассказал им историю Манаки и сказал, что плакал он от радости, поскольку его сын умер святым. Ученики, узнав, что Манака был сыном их ачарьи, пожелали узнать, почему он не сказал им этого ранее. Шьямабхава ответил, что если бы они знали, что Манака - его сын, то не стали бы усердствовать в послушании, которое является первейшей обязанностью каждого новичка и самой добродетельной частью его нравственных  упражнений. Он добавил, что Дашавайкалика-сутру он составил ради обучения Манаки, а теперь он хочет, чтобы эта работа исчезла. Ученики, однако, подговорили сангху попросить Шьямабхаву, чтобы тот опубликовал Дашавайкалику. Шьямабхава уступил их просьбам и сутра, таким образом, была сохранена.  

           

Яшобхадра.

           

Наконец, Шьямабхава умер, назначив Яшобхадру своим преемником�.  

Бхадрабаху и Самбхутавиджая.            

�Завершив весьма примерную жизнь аскета и учителя, Яшобхадра умер, оставив управление общиной своим ученика Бхадрабаху и Самбхутавиджае�.            

В этом месте Стхавиравали Хемачандра возвращается примерно на сотню лет назад, ко времени, когда была основана новая столица Магадхи - Паталипутра. Далее он описывает политическую историю периода Нанды с потомками и Маурьев, а затем возвращается к  истории джайнской общины.  

Основание Паталипутры.           

Куника был царём Магадхи во времена Махавиры. Столицей Куники была Чампа. Когда он умер, ему наследовал сын Удайин. Всё в его резиденции вызывало в нём воспоминания об умершем отце и повергало его в глубокую печаль. Потому министры убедили его основать новую столицу, подобно тому, как Куника, оставив Раджагриху по смерти своего отца, основал Чампу. Чтобы найти подходящее место для новой столицы, Удайин разослал людей, сведущих в интерпретации предзнаменований. Когда они достигли берега Ганга, они натолкнулись на величественное дерево патали. На ветке этого дерева сидела птица чхаса, которая время от времени открывала клюв и насекомые сами падали в него. Предсказатели заметили столь замечательный знак и, вернувшись к царю, рекомендовали ему это место для постройки новой столицы. А затем старый предсказатель объявил, что это дерево патали не было обычным, ибо он слышал от мудрых людей историю о нём. Это была история о некоем Анникапутре, который даже в болезненной ситуации преуспел в деле концентрации ума и, таким образом, в конце концов достиг нирваны, что было должным образом отпраздновано богами недалеко от того места, где это произошло. С тех пор оно стало знаменитым местом паломничества, называемым Прайяга. Череп Аннекапутры был унесён течением реки вниз и выброшен на берег. Здесь-то семя дерева патали и проросло в нём, чтобы указать место новой столицы. В центре этого города, по указанию монарха, который был преданным джайном, был возведён джайнский храм.  

Как Нанда стал царём Магадхи.            

Удайин, царь Магадхи, был убит агентом враждебного царя. Он был бездетным. Тогда его министры послали по главной улице города процессию во главе с царским слоном, чтобы найти следующего царя. В тот момент Нанда вёл с противоположной стороны свою свадебную процессию. Нанда был сыном куртизанки от парикмахера. Когда две процессии встретились, государственный слон посадил Нанду себе на спину, лошадь заржала, и были замечены другие благоприятные знаки. Короче, было очевидно, что сами знаки царского отличия (слон и конь) указали на него как на преемника Удайина. Соответственно, он был провозглашён царём и возведён на трон. Это событие имело место через 60 лет после нирваны Махавиры. Министра Нанды звали Кальпака.  

Стхулабхадра.           

Семь потомков Нанды наследовали друг другу. Министры этих монархов были потомками Кальпаки. Министр девятого Нанды также был потомком Кальпаки. Его звали Шакаталой. Шакатала имел двух сыновей: Стхулабхадру и Шрияку. Шрияка находился на службе у царя и снискал его любовь и доверие.            

После смерти Шакаталы царь предложил Шрияке пост премьер-министра, но тот отказался в пользу брата. Соответственно, то же самое предложение было сделано Стхулабхадре, который ответил, что рассмотрит этот вопрос. Но, когда ему приказали решить без промедления, ход его мысли принял необычный оборот: осознав тщету мирской жизни, он решил успокоить тягу к пустым удовольствиям и, вырвав волосы, он поставил царя в известность о своём решении. Позднее он принял посвящение от Самбхутавиджаи.  

Чанакья и Чандрагупта.            

Чанакья был сыном брахмана Чанина, преданного джайна. За неприемлемо дерзкое поведение его выгнали из числа придворных девятого Нанды, на что он был сильно обижен и желал отмщения. Встретив Чандрагупту, он побудил его к нападению на Паталипутру, столицу потомков Нанды. Но каждый раз, когда Чандрагупта пытался сделать это, он терпел поражение. Тогда Чанакья предложил ему сначала подчинить отдалённые города. Олин из этих городов сопротивлялся весьма решительно, а Чанакья знал, что он находится под защитой идола. Позже Чандрагупта всё-таки подчинил этот город. Так, один за другим Чандрагупта захватил все отдалённые города и, наконец, смог взять Паталипутру, где он взошёл на трон. Это случилось через 155 лет после нирваны Махавиры.  

Как Чандрагупта выбрал джайнских учителей.           

Вначале Чандрагупта предпочитал иноверческих учителей. Тогда Чанакья, желая доказать, что иноверческие учителя не стоят ничего, пригласил их во дворец, а сам накидал пыли перед окном, выходившим на женскую половину дворца. Когда все дворцовые слуги разошлись, иноверческие учителя подошли к окну, чтобы посмотреть туда. Чанакья показал их следы царю и тем самым доказал, что эти иноверцы смотрели на женщин. На другой день были приглашены джайнские учителя, но те оставались на своих местах с самого начала до самого конца их визита и, конечно, пыль перед окнами осталась незатронутой. Тогда Чандрагупта, увидев доказательства святости джайнских учителей, с этого момента сделал их своими духовными руководителями.  

Рождение  Биндусары и смерть Чандрагупты.            

Чанакья служил Чандрагупте в качестве министра до конца жизни последнего. По приказу Чанакьи в еду Чандрагупты подмешивались всё большие и большие дозы ядов, чтобы в конечном счёте обезопасить его даже от сильнейшего яда. Однажды, когда царица Дурдхара, находившаяся на последней стадии беременности, обедала с царём, Чанакья натолкнулся на них. Видя, что яд почти немедленно убил царицу, он разрезал её утробу и извлёк ребёнка. Тот тоже был близок к смерти, поскольку капля яда уже приблизилась к голове мальчика, который, ввиду таких обстоятельств, был назван Биндусарой. В зрелом возрасте, когда умер, приняв смерть самадхи[6], его отец,  Биндусара был возведён Чанакьей на трон.  

Ашока и Сампрати.            

По смерти Биндусары на трон взошёл его сын Ашока. Ашока послал своего сына и предполагаемого наследника Куналу в Удджайини для пулучения образования. Когда принцу было восемь лет, царь написал его учителям не пракрите, что Кунала должен начать обучение. Но одна из жён Ашоки, желавшая гарантировать трон ля своего сына, взяла это письмо, якобы для того, чтобы прочитать его, а сама втайне надписала точку над буквой �а�, тем самым изменив �адхийю� в �андхийю� - совсем другое слово, значащее, что он должен быть ослеплён. Не перечитав письмо, царь запечатал и отправил его. Слуга в Удджайини был настолько шокирован содержанием письма, что не смог прочитать его принцу вслух. Тогда Кунала выхватил письмо и прочитал жестокий приказ своего отца. Учитывая, что ещё не один из принцев династии Маурьев не выказывал непослушания главе рода и поскольку он сам не был готов показать дурной пример, он мужественно выжег глаза раскалённым железом�[7].           

�Годы спустя Кунала пришёл во дворец Ашоки, переодетый как певец и, когда он доставил царю большое удовольствие своей музыкой, тот пожелал вознаградить его. Тогда певец сказал, что он - принц Кунала, и что он требует своего наследства. Ашока в печали возразил, что, будучи слепым, он никогда не сможет занять престол. Тогда Кунала сказал, что он требует царство не для себя, а для своего сына. Царь воскликнул: �Когда сын был рождён тобой?� �Прямо сейчас� (�сампрати�): таков был ответ. Соответственно, сыну Куналы было дано имя �Сампрати� и, хотя он и был младенцем, его объявили преемником Ашоки, после отречения которого от престола он взошёл на трон и стал могущественным монархом. Сампрати был преданным джайном�[8].           

Далее Хемачандра описывает, как десять текстов Пурва были сохранены Стхулабхадрой. Главным героем в этом знаменитом эпизоде был Бхадрабаху и, поскольку он умер 170 лет спустя после нирваны Махавиры, т.е. через 15 лет после прихода к власти Чандрагупты, то очевидно, что события, описываемые ниже, имели место в период правления последнего.  

Стхулабхадра получает от Бхадрабаху тексты Пурва.           

�Ужасная засуха свирепствовала в это время, вынуждая монахов уходить на морское побережье. В эти смутные времена они настолько пренебрегали своими религиозными занятиями, что святое учение было на грани забвения. Поэтому, когда голод закончился, сангха собралась в Паталипутре, чтобы собрать воедино те фрагменты канона, которые монахи смогли вспомнить; таким образом были составлены 11 Анг. А чтобы восстановить дриштиваду, сангха отправила монахов к Бхадрабаху в Непал, приказывая ему присоединиться к собору. Бхадрабаху, однако, отклонил этот приказ, сославшись на то, что он принял обет Махапрана, выполнение которого займёт 12 лет, но после того он в течение короткого времени обучит их дриштиваде. Получив такой ответ, сангха опять послала к Бхадрабаху двух монахов, чтобы спросить его, какое наказание он хочет получить за непослушание сангхе. Если он скажет, что отлучение, то они ответят, что таким и будет его наказание. Поскольку всё происходило, как было предсказано, Бхадрабаху запросил несколько умных монахов, которым он мог бы ежедневно давать по семь уроков. Соответственно, к нему были посланы 500 монахов во главе со Стхулабхадрой. Но все они, за исключением Стхулабхадры, вскоре отпали, устав от медлительности их прогресса, и Стхулабхадра остался один на весь период действия обета его учителя. К концу этого периода он изучил первые десять текстов класса Пурва.            

Затем Стхулабхадра и Бхадрабаху вернулись в Паталипутру. Стхулабхадра имел семь сестёр. Когда эти сёстры оказывали почтение Бхадрабаху по его прибытии в Паталипутру, они спросили его, где остановился их брат, и были отправлены в один из храмов. Когда они приблизились, Стхулабхадра превратил себя в льва, чтобы вознаградить сестёр демонстрацией чуда. Естественно, испуганные девушки побежали назад, чтобы сказать учителю, что лев сожрал их брата. Бхадрабаху, однако, заверил их, что их брат жив, после чего они, вернувшись, нашли его в том храме�.  

�Когда сёстры оставили Стхулабхадру, он пошёл к Бхадрабаху на свой ежедневный урок. Но тот отказался учить его, поскольку он стал недостойным этого. Стхулабхадра ответил, что не припоминает ни одного греха с момента его посвящения, но когда ему напомнили о том, что он только что сделал, он пал к ногам учителя и попросил прощения. Бхадрабаху, однако, так и не приступил к дальнейшему обучению. Даже целая сангха лишь с большим трудом смогла преодолеть его сопротивление. В конце концов он согласился обучить Стхулабхадру остающимся Пурвам, но лишь на том условии, что он не передаст их кому-либо другому. После смерти Бхадрабаху, т.е. через 170 лет после нирваны Махавиры, Стхулабхадра стал главой общины�.  

Махагири и Сухасти.            

�Стхулабхадра имел двух учеников: Махагири и Сухасти. Поскольку они обучались у Якшарьи[9], к их именам в качестве приставки присоединялось слово �арья�. Стхулабхадра обучил их десяти Пурвам, а оставшимся четырём ему было запрещено учить. После смерти учителя они унаследовали его пост�.             

�Спустя некоторое время Махагири передал своих учеников Сухасти и начал жить как джинакальпика, хотя джина-кальпа уже впала в неупотребительность�.            

Хемачандра ранее утверждал, что джина-кальпа была оставлена после Джамбу. Не означает ли принятие Махагири этого образа жизни раскол джайнской общины на дигамбаров и шветамбаров? Такое предположение, однако, не кажется приемлемым, поскольку имя Махагири отсутствует в каких-либо списках старейшин, составленных дигамбарами. Кроме того, утверждение Хемачандры о том, что Махагири передал своих учеников Сухасти, вероятно, не соответствует действительности, поскольку Нанди-сутра (шветамбарский текст) даёт такую последовательность учеников Махагири, которая полностью отличается от списка преемников Сухасти, приводимого в Кальпа-сутре.            

Другими совами, когда Махагири начал жить как джинакальпика, он либо вообще не передавал учеников Сухасти, либо, если и сделал это, впоследствии набрал новую группу учеников. Ясно одно: наследники Махагири не оставили заметных следов в истории джайнизма. Их имена практически исчезли, за исключением тех, которые приводятся в Нанди-сутре. Как сказано ранее, единственное лицо, чьё имя встречается в легендах, составленных в более поздние времена, - это Мангу.

 Распространение джайнизма.            

Благодаря миссионерским усилиям Ашоки буддизм распространился по всей Индии и даже вне её. В случае с джайнизмом подобную же роль сыграл внук Ашоки Сампрати. Хемачандра продолжает:            

�Царь (Сампрати), почитавший Сухасти в качестве своего величайшего благодетеля, был обращён им в истинную веру, и с тех пор строго соблюдал все обязанности,

предписываемые мирянам. В дальнейшем он показал своё усердие, приказав воздвигнуть джайнские храмы по всей Джамбудвипе�.           

�Пример и совет Сампрати побудил его вассалов принять его веру и оказывать ей содействие, чтобы монахи могли практиковать их религию не только в его царстве, но и в соседних странах�.           

�Чтобы расширить сферу их деятельности на нецивилизованные страны, Сампрати отправил туда посланников, переодетых в джайнских монахов. Они описывали людям, какие вещи монахи принимают в качестве подаяния, предписывая им давать это вместо обычных налогов, которые время от времени взимаются сборщиками налогов. Конечно, этими сборщиками налогов должны были стать джайнские монахи. Подготовив таким образом путь для них, царь побудил Высочайшего послать монахов в те страны, ибо они не нашли бы там никаких препятствий для жизни. Соответственно, в страны Андхра и Драмила были посланы миссионеры, которые нашли ситуацию именно такой, какой её описал царь. Таким образом, нецивилизованные народы попали под влияние джайнизма�.           

�Религиозный пыл царя (Сампрати) был таким, что он повелел купцам давать монахам бесплатно всё, что они пожелают, и компенсировать стоимость товаров из государственной казны. Можно представить, что купцы выполняли царский указ без колебаний�.           

Всё это произвело своё неизбежный разлагающий эффект на джайнских монахов и Махагири, аскетически настроенный патриарх, начал протестовать. Хемачандра продолжает:           

�Хотя тот вид подаяния, которым снабжались монахи, ясно запрещается правилами общины, Сухасти, боясь оскорбить пыл царя, не осмеливался возражать. Потому Махагири, сурово осудив Сухасти, решил окончательно отделиться от него. Ибо, как он сказал, было такое старое пророчество, согласно которому, поведение джайнов после Стхулабхадры должно было ухудшиться. После чего, оказав почтение статуе Дживантасвами, он оставил Аванти и ушёл в святое место Гаджендрапада. Здесь, истощив себя до смерти, он достиг Сварги (небес). Когда Сампрати умер в конце своего правления, в течение которого он оставался покровителем джайнов, он переродился богом и, в конечном счёте, достигнет состояния сиддхи�.            

Храм Махакалы в Удджайини.

            Был некий купеческий сын по имени Авантисукавамала. Как-то раз он услышал проповедь Сухасти и, вследствие этого, был привлечён к джайнизму. Он стал монахом, но, поскольку обладал слабой физической конституцией, то не смог выдержать сурового аскетизма и умер во время голодания. А на том месте, где он столь мужественно встретил смерть, его сын возвёл величественный храм. Ныне это всемирно известный храм Махакалы.            

(Хотя Хемачандра и не говорит этого прямо, но подтекст ясен: первоначально этот храм был джайнским, но впоследствии шайвы превратили его в индуистский. В 1234 г. этот храм был разрушен. Нынешний храм был построен Рамачандрой на том же самом месте в 1745 г.)           

�С течением времени Сухасти оставил этот мир, истощив себя до смерти, и ушёл на небеса�.           

Далее Хемачандра опускает четырёх патриархов, последовавших за Сухасти: Сустхита, Индра и Динна не упоминаются вообще, а Синхагири упоминается лишь в качестве учителя Ваджры.             

Ваджра был сыном Дханагири, также ученика Синхагири. Дханагири оставил дом вскоре после того, как его жена забеременнела. Ребёнок, рождённый этой оставленной женщиной, доставлял много хлопот, и её родственники отдали его Синхагири, когда он пришёл в ту местность с проповеднической миссией. Поскольку ребёнок был очень тяжёлым, Синхагири назвал его Ваджрой. Затем он был обучен священным писаниям. Синхагири хотел, чтобы Ваджра стал сведущим в знании священных книг и поэтому послал его к Бхадрагупте в Удджайини. Бхадрагупта знал 10 текстов Пурва.            

�Вскоре после прибытия Ваджра был самым сердечным образом принят Бхадрагуптой, который с готовностью передал ему знание десяти текстов Пурва. Когда цель Ваджры была достигнута, он вернулся в Дашапуру и присоединился к своему учителю. Последний позволил ему учить Пурвам, в честь чего боги пролили цветочный дождь. Синхагири, передав пост Ваджре, положил конец своей земной жизни с помощью самоистощения. Затем Ваджрасвами странствовал в обществе 500 монахов, всюду проповедуя учение, и куда бы он ни пришёл, все восхищались им и воздавали ему хвалу�.  

Как было утеряно знание последней части десятой Пурвы.           

Был человек по имени Арьяракшита. Он пришёл к великому ачарье изучать дриштиваду, но ачарья попросил его сначала стать монахом. Арьяракшита был готов сделать это прямо в тот момент, но он убедил монахов сместиться оттуда, поскольку он опасался, что царь и прочие люди докучали бы ему просьбами оставить монашество. (Это был первый случай, когда джайнов обвинили в совращении учеников других сект.) Арьяракшита стал благочестивым монахом и с готовностью усвоил всё то знание, которым обладал ачарья. Но когда он узнал, что Ваджра из Пури знает больше, чем этот учитель, он ушёл туда и присоединился к Ваджре.            

Там Арьяракшита начал обучение и за короткое время освоил девять текстов класса Пурва. Но, когда он изучал отдел десятой Пурвы, называемый Ямака, ход его занятий был прерван: в это время он получил письмо от родителей, умоляющее его вернуться домой. Ваджра вначале не хотел его отпускать, пока тот не освоит все Пурвы, но, когда такие письма стали приходить всё чаще: �Ваджра, наконец, позволил ему уйти, поскольку его интуиция подсказывала ему, что он (Ваджра) должен вскоре умереть, и вместе с ним должно умереть и знание десятой Пурвы в полном виде�. �С Ваджрой умерло и знание полной десятой Пурвы�.            

�С Ваджры начинаются и все разделения джайнской общины, которые существуют в настоящее время�, � так Хемачандра заканчивает Стхавиравали, историю патриархов джайнской общины. В 13-й главе этой книги Хемачандра упоминает один или два случая из жизни Ваджрасены, который был преемником Ваджры, но они не имеют значения для истории джайнизма. (Арьяракшита, которого Ваджра обучил большей части текстов Пурва, никогда не был патриархом, но его ученик Готтхамахила произвёл седьмой раскол джайнской общины в 584 г. после нирваны Махавиры.)           

Из информации, приводимой Хемачандрой, следует, что главное место в общине могло занимать только одно лицо, и это лицо должно было полностью знать джайнскую священную литературу. В то время не существовало никаких записей этой литературы, и всё приходилось передавать из уст в уста. Во все времена было трудно найти людей, обладающих пригодной для таких целей памятью, а джайнам ещё и приходилось искать их среди узкого круга людей, принявших строгие правила джайнского монашества. Было только два случая, когда общину возглавляли одновременно два человека. Второй из них имел место в период правления царя Сампрати, когда община возглавлялась одновременно Махагири и Сухасти. Первый из них был консерватором и хотел, чтобы монахи жили строго по предписаниям закона. Но, поскольку он оказался неспособным провести это в жизнь, он ушёл и истощил себя до смерти.            

Центр джайнизма обычно находился в столице самого могущественного правителя того времени. Когда Удайин основал Паталипутру, этот центр переместился туда и оставался там в течение всего периода правления династии Нанды и первых трёх Маурьев. Когда четвертый Маурья - царь Сампрати, переместил свою столицу в Удджайини, центр джайнизма также был переведён туда.            

Как отмечалось выше, Хемачандра не описывает жизни четырёх патриархов, руководивших общиной между Сухасти и Ваджрой, но эти патриархи перечисляются в Кальпа-сутре. Может возникнуть вопрос о том, полон ли этот перечень, приводимый в Кальпа-сутре, поскольку существует предположение, что число патриархов между Сухасти и Ваджрой было большим, чем четыре. Якоби пришёл к такому предположению на следующих основаниях[10]:           

Хемачандра говорит, что Бхадрабаху умер через 170 лет после нирваны Махавиры. Так как Бхадрабаху был шестым патриархом, это даёт средний период пребывания у власти каждого патриарха вплоть до Бхадрабаху, равный чуть менее чем тридцати годам.            

С другой стороны, если мы примем обычную датировку шестого раскола - 544 г. от нирваны Махавиры, то окажется, что разница меду временем жизни его автора - Рохагутты и датой смерти Бхадрабаху составляет 374 года. Если Рохагутта[11] был прашишья[12] Сухасти, т.е. восьмого патриарха, то он принадлежал к поколению десятого патриарха. Это даёт лишь четыре патриарха за период, равный 374 годам, т.е. по 94 года для каждого из них, что, как говорит Якоби, абсурдно. В таком случае можно задать вопрос о том, корректно ли указывается дата шестого раскола (544 г. от нирваны Махавиры). Якоби исследовал и этот пункт. Первые семь расколов джайнской общины описываются в Авашьяка-нирукти, но там не упоминается восьмой (между шветамбарами и дигамбарами), который, считается, имел место в 609 г. после нирваны Махавиры или лет через 50-60 после шестого. Поэтому возможность того, что дата этого раскола могла быть забыта с течением времени, не слишком велика. �Итак, суммируем: если мы основываем наше исследование на хорошо установленных датах этих расколов[13], то должны прийти к выводу, что перечень тхер (патриархов) передавался в несовершенном виде и должно было существовать много большее число тхер, чем то, которое содержится в тхеравали�.            

�Другими словами, тхервали дают не последовательный перечень патриархов, наследовавших друг другу как учитель и ученик, а собранный из кусочков список, включающий лишь тех патриархов, память о которых сохранилась в устной и письменной традиции, ну а остальные впали в забвение�[14].               

Необходимо отметить, что Хемачандра заканчивает своё Стхавиравали загадочной фразой: �С Ваджры начинаются все разделения джайнской общины, которые существуют в настоящее время�. Чем были эти разделения, об этом не говорится. Можно предположить, что Ваджра поддерживал практику чайтьяваса (сидение монахов в храмах), которая позднее привела к деградации среди шветамбаров. Надпись сына Бхандары,  датируемая 1 в. от Р.Х. (Раджгир, Бихар), говорит, что ачарья Ваджра вырыл две пещеры, приспособленные для пребывания в них монахов, в которых были установлены для поклонения статуи джин.

 


[1] Последовательность старейшин (соотв. ардхамагадхи и санскрит). (Г.Г.)

[2] Якоби в своём введении к Стхавиравали Хемачандры.

[3] Манахпарьяя: знание мыслей других. (Г.Г.)

[4] Парамавадхи: знание отдалённых объектов без посредства ума и чувств. (Г.Г.)

[5] Практика обнажённости монахов. (Г.Г.)

[6] Менее распространённое название саллекханы: религиозного голодания до полного истощения. (Г.Г.)

[7] Буддийская версия того, как был ослеплён Кунала, отличается от этой. В ней говориться, что Тишьяракша, главная жена Ашоки, желала соблазнить Куналу, но он отказал ей. Тогда царица в бешенстве приказала ослепить его или, в другой версии, он сам вырвал себе глаза, чтобы доказать свою невиновность.

[8] Согласно некоторым буддийским источникам, наследником Ашоки был Кунала, а его наследником, в свою очередь, был Сампрати.

[9] �Очевидно, подразумевается старшая сестра Стхулабхадры.� (Примечание Якоби.)

[10] Введение к Стхавиравали.

[11] �Рохагутта был учеником Сухасти.� (Примечание Якоби). Такое утверждение не кажется корректным. Согласно Кальпа-сутре, Рохагутта был учеником Махагири, коллеги Сухасти. Это делает вопрос ещё более запутанным.

[12] Буквально �праученик�. (Г.Г.)

[13] Якоби сам ставит под вопрос даты различных расколов, приводимые в Авашаяка-нирукти. Четвёртый раскол был начат Ассамитой, который был учеником Кодинны, ученика Махагири, в 220 г. после нирваны Махавиры, а пятый раскол был вызван Гангой, который был учеником Дханагутты, ученика Махагири, в 228 г. после нирваны Махавиры. Таким образом, различие во времени между двумя ересями, начатыми прашишьями Махагири, составляет восемь лет. Но в том, что касается шестого раскола, то разница во времени между Махагири и Сухасти и их прашишьями никак не может составлять 300 лет.

[14] Введение к Стхавиравали.