Jainworld
Jain World
Sub-Categories of ПЕРВЫЕ ШАГИ В ДЖАЙНИЗМЕ
Предисловия.
Исходные положения.
Шаг первый: шесть субстанций.
Шаг второй: семь основ.
Шаг третий: Три Драгоценности.
Шаг четвёртый: три отличительных черты.
  Шаг пятый: поклонение Пяти Высочайшим.

 

ГЛАВА 1.

ИСХОДНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ. 

Джайнизм, как указывает его название, это религия, проповедуемая джинами. Религия подразумевает определённую систему верований. Буквально слово «джина» означает «победитель», но джины, проповедовавшие систему верований, известную, как джайнизм, не были обычными победителями. В обычном смысле это слово подразумевает победу силой над какой-то территорией, однако те джины были победителями своих собственных «я». Они были победителями над своими страстями, своими чувствами и желаниями. Джины достигли божественного состояния, стали совершенными существами, наделёнными совершенной верой, совершенной мудростью и вечным блаженством. Они навеки освободились от страданий и рабства этой жизни.  

Жизненный путь (и система воззрений), который проповедовали эти джины, был тем же путём, который практиковали они сами: путём ненасилия, самоконтроля и аскетизма, с помощью которого они достигли совершенства. Они проповедовали эту религию ради блага всех страдающих существ во вселенной, ради избавления их от страданий – панацею, которой жаждет человечество, и которую каждая религия пытается дать в своём собственном варианте.

 В древней литературе джины также описывались как джайны, поэтому их религия может быть названа джайнизмом. Последователи джин тоже известны как джайны, так что и  религии, практикуемой этими людьми, можно дать имя «джайнизм». 

В текущем цикле времени (чуть позже мы узнаем больше о джайнских подразделениях времени) рождались многочисленные джины, 24 из которых стали тиртханкарами

[1], или пророками[2], или просветлёнными существами, создавшими общины, распространявшие  правильную веру, правильное знание и правильное поведение ради спасения человечества[3].  

Первым из этих джин был Ришабха, иначе известный как Адинатха[4], который основал джайнскую традицию в настоящем цикле времени. Последним же из тиртханкаров[5] был Махавира, живший около 2500 лет назад, которого ошибочно считают основателем джайнизма.  

Социальная структура, установленная джайнскими тиртханкарами, состоит из четырёх групп: монахи и монахини, миряне и мирянки. Эти установления всё ещё продолжают существовать, и данный факт показывает, что джайнизм – это живая религия, процветающая по всей Индии. Многочисленные монахи и монахини, а также миллионы последователей в миру продолжают следовать установлениям, данным в седой древности, и они следуют именно тому пути, который был предписан джинами. Джайнские монахи и монахини всё ещё ходят пешком от Кашмира до Кералы и от Гуджарата до Бенгалии. Они довольствуются минимумом имущества, а в некоторых случаях отвергают даже и одежда. Джайнские миряне придерживаются строгого вегетарианства, воздерживаясь от любого рода плотской пищи. Они практикуют различные виды аскезы: например, постятся по несколько дней, иногда без воды. В то же самое время джайнское сообщество высоко образовано и процветает экономически. Джайны занимают ведущие позиции в промышленности, бизнесе, образовании и политике.

 Вклад джайнизма в индийскую мысль и жизнь очень значителен. Например, вегетарианство как привычка, господствующая на всём индийском субконтиненте и свойственная большинству населения, является прямым свидетельством джайнского влияния. Индийская литература, скульптура, архитектура и живопись, да и другие аспекты жизни, тоже подверглись такому влиянию джайнизма, что потребовалась бы отдельная книга, чтобы отдать всему этому должное. Достаточно сказать, что каждый студент, изучающий индийскую культуру, или турист, посетивший Индию, находятся под большим впечатлением от скульптуры и искусства джайнских храмов, джайнской живописи и «неистощимых запасов джайнской литературы».  

Географически джайнизм всегда процветал в Индии и, за исключением индийских джайнов, работающих за границей, едва ли можно найти сколько-нибудь значительное число джайнов или их учреждений за её пределами. Все тиртханкары родились в различных частях Индии, проповедовали и достигли освобождения[6]  в этой стране. Джайнской вере были свойственны такая широта и отсутствие догматического подхода, что любой, кто проповедовал и практиковал три отличительные черты джайнизма: ненасилие, самоконтроль и аскетизм вкупе с Тремя Драгоценностями, т.е. правильной верой, правильным знанием и правильным поведением, рассматривались и почитались как лидеры джайнской мысли. Подобным же образом последователи этого пути, независимо от их касты, цвета кожи и верований могут справедливо рассматриваться как джайны. В джайнских писаниях говорится, что в других землях, в других галактиках в настоящее время существуют джины, проповедующие принципы джайнизма во всей их чистоте и славе.  

В результате исторических исследований было установлено, что Махавира[7], был не основателем джайнизма, а 24-м и последним его реформатором в текущем цикле времени. В действительности, до Махавиры было ещё 23 тиртханкары, которые практиковали и проповедовали то же самое учение. Первый из них – Ришабха, часто упоминается в ведической литературе: так, Бхагавата-пурана в деталях описывает его жизнь, аскезы и освобождение. Научные исследования подтвердили историческое существование 22-ого и 23-его тиртханкаров – Неми и Паршвы. Неми был двоюродным братом Кришны, а Паршва жил в Варанаси около 700 г. до Р.Х. Некоторые открытия, сделанные не так давно в Мохенджо-Даро и Хараппе, указывают, что джайнизм мог преобладать в Индии в те времена. Однако, если мы опять бросим взгляд на джайнскую мифологию, которая может содержать зёрна истины, то увидим, что такие тиртханкары рождаются в каждую эпоху и будут продолжать время от времени рождаться и проповедовать те же самые святые заповеди. Таким образом, как вселенная безначальна и бесконечна, так и джайнские учения и практики, процветавшие во все века, будут продолжать процветать и в будущем. 

Мы затронули универсальность и широту кругозора, очевидные в джайнской мысли. Подобным же образом, другими важными атрибутами джайнизма являются его гармоничный и миролюбивый подход к жизни, оптимистичный и здоровый взгляд на будущее человечества и принцип неодносторонности.  

Ненасилие – это краеугольный камень джайнской религии. Она учит тому, что надо позволять жить другим и верит, что жизнь слишком священна, чтобы наносить ей вред даже в её мельчайших формах. Запрещается даже уничтожение травы и деревьев, и существуют предписания против бесполезной траты воды и других ресурсов. Таким образом экология, о которой можно так много услышать в наши дни, автоматически сохраняется под эгидой джайнских принципов.  

Принцип неодносторонности пытается найти единство, исходя из разных точек зрения, и признаёт, что элемент истины присутствует во всех религиях, которые являются лишь различными подходами к проблемам человечества с разных точек зрения. Это помогает разрешить ненужные противоречия до такой степени, что этот доктрина неодносторонности рассматривается как принцип интеллектуального ненасилия.  

Хотя джайнизм и был назван «духовной математикой», его базовый подход в своей основе прост и естественен. Золотое правило «обращайся со своим соседом так, как хочешь, чтобы обращались с тобой» расширяется здесь до всего творения и доводится до своего логического завершения в принципе ненасилия. В действительности, это золотое правило – родоначальник принципа ненасилия, которое, в свою очередь, требует самоконтроля, а чтобы практиковать самоконтроль, человек должен практиковать аскетизм. Таковы отличительные черты всей джайнской философии.  

Индийский субконтинент был местом рождения многих школ мысли: джайнизма, буддизма, веданты, санкхьи, ньяи, мимансы и т.д., и всё это широко известно как индийская традиция. Она, в свою очередь, может быть разделена на две различающиеся группы, известные как ведическая и шраманическая традиции. Эти традиции сосуществовали многие века и, естественно, подверглись такому взаимному влиянию, что разделительная линия становится порой неразличимой. Ведическая традиция продолжает существовать как религия большинства населения Индии. Эта группа включает санкхью, веданту и т.д. В шраманической традиции мы находим джайнизм, буддизм, адживику и т.д. По ряду причин только джайнизм сохранился в Индии как живая религия, тогда как буддизм и остальные подверглись почти полному забвению в этой стране, хотя буддизм и продолжает процветать в других частях мира. 

Ведическая школа мысли принимает одного высшего Бога как творца мира и проповедует преданность ему и ряду меньших богов, выражающуюся в жертвоприношениях и прочем, в качестве одного из путей освобождения человека. Ведическая традиция разделила жизнь человека на четыре периода, предназначенных для обучения, семейной жизни, религиозных занятий и полного отречения. Кроме того, она разделила людей на четыре касты: брахманов, кшатриев, вайшьев и шудр. Вследствие того значения, которое придаётся брахманам, эта традиция была названа брахманской. 

В джайнизме и других шраманических школах идея Бога-творца не принимается. Далее, ударение ставится не на преданности, а на собственных делах как на способе освобождения от страданий этого мира.  Они также рассматривают разделение жизни на периоды и кастовые различия как искусственные. Джайнизм ясно провозглашает, что человека не следует осуждать из-за его рождения в той или иной группе, но что его статус в обществе должен прямо определяться его собственными делами. Также джайнизм проповедует, что эта жизнь слишком мимолётна и неопределённа, и потому не надо дожидаться старости, чтобы посвятить себя религиозным занятиям.  

Джайнская философия, как и все прочие, отвечает на фундаментальные вопросы относительно вселенной, её создания, происхождения человека, его обязанностей и его судьбы. Она также подробно разбирает вопрос достижения божественного состояния[8] и показывает, как индивидуальная душа может достичь божественного состояния, практикуя трёхчленный путь правильной веры, правильного знания и правильного поведения, а также ненасилие, самоконтроль и аскетизм.  

Не следует думать, что джайнизм проповедует атеизм. Наоборот, джайнизм верит в потенциальную способность каждой души достичь божественного состояния.  

Если следовать этому пути, то он, в конечном счёте, приведёт к счастью как каждого отдельно взятого индивидуума, так и всё общество. Джайнизм утверждает, что не существует никакого существенного конфликта между двумя людьми, между человеком и обществом и человеком и государством. В действительности они взаимозависимы, и такая взаимозависимость существует не только между двумя людьми, но и между человечеством и животным миром и всей природой.  

Должно быть ясно, что джайнизм считает этот мир таким местом, в котором можно жить и что человек имеет высшую цель в жизни. В нем нет никакого пессимизма,  а есть оптимистический подход, согласно которому при должных усилиях человечество могло бы достичь не только сверхобычных сил, но и божественного состояния.  

Прежде, чем закончить эту главу, полезно будет сказать несколько слов об исторической эволюции джайнизма со времён Паршвы и Махавиры. Если Паршва предписывал менее жёсткий путь, позволяя монахам носить разноцветные одежды, то Махавира ужесточил дисциплину и предписал  обнажённость для монахов мужского пола, а также белые одежды в ограниченной степени. Это, вкупе с рядом меньших различий, привело к расколу джайнской «церкви» на две главные ветви: дигамбара («одетые в одежду стран света») и шветамбара («одетые в белое»). В дальнейшем эти две ветви разделились на признающих поклонение изображениям и не признающих такового и т.д. Однако в своих сущностных чертах джайнизм остаётся единым даже спустя 2500 лет после Махавиры. В метафизических, этических и теологических деталях среди джайнов существует полное единство. Могут быть незначительные различия, подчеркивающие те или иные детали или ритуалы, признаваемые одними сектами и отвергаемые другими. Это только подчёркивает сущностную прочность системы воззрений, проповеданной тиртханкарами с безначальных времён.


[1] Тиртханкара: указывающий брод, переправу.

[2] Слово «пророк» в контексте джайнской религии неуместно, поскольку пророк определяется как человек, получивший откровение свыше и сообщающий людям волю Бога, тогда как тиртханкары достигают своей реализации самостоятельно и не сообщают ничьей воли.

[3] Тиртханкары отличаются от архатов именно тем, что обновляют религию и, иногда, основывают монашеский орден, тогда как степень их духовной реализации одинакова.

[4] «ади»: первый; «натха»:  покровитель, защитник, повелитель.

[5] Употребленное в оригинале слово «пророк» заменено по вышеуказанной причине и будет заменяться впредь.

[6] В англоязычной литературе по джайнизму и в этой книге в частности часто можно встретить слово «спасение», предлагаемое авторами в качестве эквивалента санскритских терминов «нирвана» и «мокша». Однако эти понятия принципиально различны: спасение в христианстве означает спасение от греха и вечных мук впоследствии (к чему следует добавить, что источник всех грехов  –  в первородном грехе), кроме того, жизнь в этом мире не воспринимается христианством как страдание и бегство из него не считается целью; тогда как джайнизм и буддизм воспринимают сансару как страдание и ставят целью уход из неё, отсюда и их метод духовного развития – борьба не столько с грехом, сколько со страданием, принципиально отличен от христианского. По данным причинам переводчик считает необходимым отказаться от дословного перевода и использовать в дальнейшем слово «освобождение».

[7] Постоянно употребляемый авторами эпитет «lord»,  т.е. «господь», опускается, чтобы не вызывать у читателя ложного эха индуистской доктрины аватаров, отсутствующей в джайнизме.

[8] «Godhood» – сохраняется терминология авторов, пытавшихся, вероятно, сделать свою книгу более доступной европейскому религиозному сознанию. Во избежание ложных ассоциаций необходимо заметить, что в джайнизме освобождение не означает слияние с Богом, как в некоторых разновидностях индуизма.